Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

Sigaras

Китайские ВВС к празднику 23 февраля

При подготовке к празднику  Дня Защитника Отечества администрация Санкт-Петербурга решила разместить на  рекламных щитах плакаты с поздравлениями. Дело хорошее и  очень да же нужное. Но "хотели, как лучше, а получилось, как всегда". На постерах, которые по задумке должны показать мощь всех родов войск  нашей армии,  мощь ВВС была представлена китайским всепогодным многоцелевым истребителем  Chengdu J-10 ("Стремительный дракон"). 



Чэнду J-10


 Наверное чиновники из Смольного решили напомнить нам, что "Русский с китайцем братья на век".
Подробнее http://blog.kp.ru/community/2125404/post151759008/
Sigaras

Кандагар - реалии фильма.

КАНДАГАР - Из дневника В. Шарпатова

 
Вторник, 02 Февраля 2010 г. 17:58 (ссылка)редактировать<a class="GL_LNXMAR4" href="/journal_editpost.php?jpostid=119985953&journalid=1218547">редактировать</a> +в цитатник или сообщество +поставить ссылку
Прочитало: 0 за час / 5 за сутки / 5 за неделю / 5 за месяц

Когда 14 июля 1995 года Ил-76, принадлежащий казанской авиакомпании "Аэростан", совершил свой первый рейс из Шарджи, то ничто не предвещало беды. Самолет арендовала фирма "Трансавиа" - одна из ее перевалочных баз находилась как раз на территории Арабских Эмиратов. Русские летчики возили оттуда тюки с одеждой, топливо, один раз даже деньги везли – 34 тонны.


Однажды экипаж вызвал к себе менеджер компании:

- Ребята, хорошая работа есть. Из Албании нужно груз в Баграм доставить. Взлетаете в Афинах, там заправляетесь на обратную дорогу. Потом в Тирану за грузом...

Груз – патроны к автоматам.

Предложение это, впрочем, не вызвало тогда возражений. Капитан корабля Владимир Шарпатов объясняет это тем, что и раньше им приходилось перебрасывать по воздуху военную технику и боеприпасы. Тем более, на поставку патронов имелось соглашение между Албанией и Афганистаном.

Два рейса русские летчики совершили без происшествий. Оставался третий – последний. Когда летели над Кандагаром, с земли последовала вдруг команда: "Борт такой-то, заходите на посадку. Это - приказ!" Говорили по-русски. Относительно причины ответили: "Для досмотра груза".

В хвост Ил-76 пристроился истребитель талибов, демонстрируя серьезность намерений. Бортинженер Бутузов предложил потянуть время. Увы, хитрость не сработала. Из ангара вырулил и приготовился к взлету второй истребитель. С земли, тем временем, предупредили: открываем огонь на поражение.

Экипаж самолета не вникал в тонкости "большой политики". Груз, он и есть груз. Не знали летчики, что получателем выступает Ахмад Шах Масуд, знаменитый Лев Пандшера. Именно он контролировал тогда базу ВВС Баграм. Произошла утечка информации. Разведка талибов получила данные о двух рейсах – и приготовилась к третьему.

При досмотре в одном из ящиков были обнаружены крупнокалиберные снаряды, запрещенные для перевозки. Его, этот злополучный ящик, загрузили на борт в последний момент. Не исключено, что это было сделано умышленно – агентами "исламистов" в Тиране.

Так русские летчики оказались в плену у "студентов"-богословов.

Из дневника Владимира Шарпатова:

"2 сентября. Где взять силы на последующие недели и месяцы? На таком "топливе" через пару недель, наверное, не сможем передвигаться. Осталось только пять ящиков воды".

"Топливо" – это недоваренный рис вперемешку с мелкими камешками и крысиным пометом. Крупу не мыли, а сгребали что есть, и так готовили пленникам. Когда стало невмоготу, летчики добились, чтобы им давали родную картошку. Скудный рацион скрашивали дыни и арбузы.

Дворик, в котором гуляли пленники, охраняли автоматчики. Под забором постоянно собирались какие-то бородатые личности – они бурно выражали свои эмоции, требуя расправы над русским кафирами. Иногда в тюрьму наведывались местные жители, для которых это было что-то вроде экскурсии в зверинец.

Как и "положено", пленников искушали возможностью освобождения ценой принятия Ислама. Периодически в тюрьму приходил мулла, который пытался обратить русских в свою веру.

Из дневника Владимира Шарпатова:

"15 сентября. Три месяца как мы из дома и 40 дней как здесь. С утра пришел старый проповедник, который хотел выучить нас Корану и сделать из нас мусульман. Взамен обещал походатайствовать о нашем освобождении. Я высказал свое сомнение..."

"17 сентября. Сегодня воскресенье. С утра попросили переводчика, чтобы вызвал Красный крест. У меня постоянная головная боль. Таблетки помогают на 2-3 часа, но ведь не будешь глотать их постоянно. Будет еще хуже. Терплю и не показываю вида. Это скорее всего от нервов и от жары. Не дай Бог в моем возрасте попадать в подобные переделки... нас бросили все. МИД и Россия. А уж президенту вообще наплевать. Он в одной Чечне теряет ежедневно больше людей, чем наш экипаж. Все привыкли к потерям..."

Президент Борис Ельцин и шеф МИДа Андрей Козырев делали, конечно, "все что можно". Дважды Совет безопасности ООН выдвигал требование освободить экипаж, но талибы чихать хотели на эти бумажные резолюции. Они, правда, предлагали свой вариант решения проблемы: в обмен на пленников российское правительство должно выдать бывших министров обороны ДРА и высших чинов ХАДа (афганский КГБ).

Пойти на такой chench Москва, естественно, не могла. Проявить же настойчивость, добиться освобождения экипажа - на это не было ни воли, ни желания, ни политического авторитета в мире, полностью растраченного за годы правления "царя Бориса".

Был такой случай. Однажды среди ночи летчиков разбудили автоматчики, которые их стерегли, посадили в машины и повезли в неизвестном направлении. Думали – на расстрел...

Машины выехали за город и остановились около старой разрушенной ткацкой фабрики. Оказалось, летчиков просто перепрятали. Когда они включили радио, то услышали: "правительственные войска Афганистана наступают на Кандагар с целью освобождения российского экипажа". Пропаганда чистой воды, рассчитанная на международное общественное мнение. Но все же этим людям, оказавшимся в плену, было приятно.

Но талибы отбили наступление "Северного альянса" и пленников привезли обратно в барак.

Из дневника Владимира Шарпатова:

"Все упали духом. Клянут всех и за все. Неужели можно быть такими черствыми, неужели такое большое государство, как наше, не в состоянии организовать и провести переговоры? Но им там, в Кремле, важнее сейчас выборы. Как свора голодных собак, российские политики бросились в предвыборную драчку. "Голос России" сообщил с утра, что министр иностранных дел Козырев обратился к Саудовской Аравии, Пакистану и организации исламских государств за содействием по освобождению экипажа. Далее эфир вымер..."

Конечно, далеко не всем было наплевать на судьбу экипажа. Несколько раз в Кандагар приезжали представители российского Мида и посольства в Пакистане. Шла работа по всем возможным каналам. Большую помощь в этой ситуации постоянного стресса оказал врач-психолог. Он помог побороть состояние отчаянья и нежелания жить.

И тогда летчики поняли, что нужно действовать. К этому времени талибы стали проявлять интерес к захваченному самолету. Эксплуатировать Ил-76 "исламисты", по понятным причинам, не могли, поскольку у них отсутствовали специалисты, знакомые с такой машиной. Этим-то обстоятельством и воспользовались пленники. Первым делом летчики объяснили "богословам" - если те хотят увидеть самолет в воздухе, то необходимо регулярное техническое обслуживание.

Те подумали – и согласились. Раз в три месяца летчикам была дана возможность бывать на самолете. Топливо в баках оставалось, ибо заправлялись "на туда и обратно".

В апреле 1996 года сменился начальник тюрьмы.

10 июля пленников отвезли на аэродром. Но в тот день побег не состоялся по причине большого числа вооруженной охраны. Но Бог, в отличие от президента Ельцина, не оставил русских летчиков в беде - у самолета лопнуло колесо, и экипаж получил повод вернуться на борт, чтобы устранить поломку.

Это произошло 16 августа. Была пятница, мусульманский выходной. Между собой летчики договорились: "Взлетать будем в любом случае! Убьют – так убьют, разобьемся – значит разобьемся".

Спустя несколько лет, капитан корабля рассказывал журналисту Антону Клюеву, автору увлекательной публикации в "Комсомольской Правде":

- Где-то в полдень смотрю: охранники, начальник караула, начальник тюрьмы пошли через взлетное поле молиться. Подбегает бортинженер: "Ну что, командир, попробуем?" - Шарпатов начинает на листочке чертить схему аэродрома - Медленно выруливаю по центральной рулежке, на ходу запускаем третий и четвертый двигатели... А навстречу нам уже несутся два "Урала" и автобус. Делать нечего – до взлетной полосы не дотяну – начинаю разбегаться прямо с рулежки. Выскакиваю на полосу, крыло чуть не цепляет землю, молю Бога, чтобы не сломалось шасси... Но, слава нашим конструкторам и ученым, хороший самолет сделали. Машины проскакивают мимо метрах в двадцати под крылом. Скорость 220, а надо бы еще 60 добавить, но полоса заканчивается, дальше – минное поле. Закрываю закрылки и – штурвал на себя. Вытянули! Начали набирать высоту, отказал руль высоты, включаю резервное положение. Так на резерве и долетели...

На борту, между тем, оставалось трое талибов. Их тут же разоружили, связали. Все оставшееся время до прилета в Шарджи они пребывали в мрачной сосредоточенности, уповая только на Бога, который почему-то благоволил к этим неверным.

Ил-76 летел на максимальной скорости при высоте в 50 метров, – чтобы локаторы не засекли. Сообщили на землю. Через два часа беглецы были на российской базе в Арабских Эмиратах.

Сохранилась видеозапись, на которой запечатлен этот исторический момент. Ил-76 касается посадочной полосы, гасит скорость и выруливает на стоянку. Из кабины высовывается бородатое лицо командира экипажа. Полицейские на поле начинают кричать: "Талиб, талиб за штурвалом!" Представители российской стороны объясняют, что не надо беспокоиться – свои вернулись.

Первыми в Ил-76 ворвались полицейские, они надели на талибов наручники и вытолкали недавних охранников из самолета. А на летчиков, с громкими криками, и объятиями набросились их российские коллеги. Год и тридцать дней остались далеко – на сухой, каменистой афганской земле.

В Москве героев встречали цветами. Чиновники, журналисты... Пустые обещания на самом высоком уровне. Потом была на очереди Казань. У трапа самолета - руководство республики.

Еще до побега из плена журналисты раскопали любопытную информацию, что патроны, которые перевозились на "Иле" в те последние три рейса, поставлялись... из Казани.

- Когда ребята узнали об этом из СМИ, - говорит Владимир Шарпатов, - запаниковали: вернемся, а там татарская мафия нас как раз и поджидает. Из-за утери груза вроде бы разорился один казанский банк... Было выгодно, если бы нас сбили – тогда бы они получили страховку за самолет и груз.

Кстати, в одном из интервью, относящемуся к 1998 году, Ахмад Шах Масуд честно признал. Что вооружение и боеприпасы ему поставляет "русская мафия".

Но мафия не тронула. Зато учредители "Аэростана" постепенно выжали летчиков из фирмы. Те подали в Верховный Суд. Когда рассматривалось дело, судья задал ответчикам вопрос: "Нельзя ли было обойтись с Героем России помягче, предложить, скажем, другую должность?" Ответ был прост: "У нас только одна вакансия – ночного сторожа".

Помогли коллеги из "Тюменьавиа" – пригласили на работу. Владимир Шарпатов вновь сел за штурвал Ил-76. Были полеты в Турцию, Эмираты.

А еще Владимир Шарпатов выпустил сборник своих стихов. Есть в нем такие строчки – они написаны в тюрьме, в Кандагаре, и посвящены жене:

Строчки прыгали в письме –
Волновалась!
Ты ждала меня в Шардже –
Не дождалась...

Я пишу тебе опять
И не знаю,
Вновь смогу ль тебя обнять,
Но мечтаю!

Когда корреспондент спросили у Владимира Ильича – так, ради слова – полетит ли тот еще раз в Афганистан, Шарпатов кивнул: "Обязательно! Только на Ту-160 и с полной загрузкой!".

Ту-160 – это российский стратегический бомбардировщик, один из лучших в мире. Впрочем, после налетов американцев на Афган это желание, быть может, как-то иссякло.

Источник: http://www.specnaz.ru/archive/11_2001/26.htm